+7 495 958-24-25

info@kwinto.ru

 

Глава 8. Денежные компенсации в судебных делах по товарным знакам

Резюме:

Количественное выражение денежной компенсации в делах о нарушении товарного знака является сложной задачей, которую вероятно невозможно свести к чисто механической процедуре. Каждый случай уникален, а это делает уникальной и задачу определения величины ущерба и размера компенсации.
Подобные запутанные ситуации можно представить в следующей форме:
 
Истец:        Компания «Crunchy»
Продукт:     сухие завтраки «Crunchy-Wunchy»
                 «Ваш лучший выбор на завтрак»
 
Ответчик:    Компания «Luncho»
Продукт: мясо для ланчей
                 «Выбор вашей семьи на ланч»
 
«Crunchy» — это крупная, устоявшаяся организация с широким ассортиментом продуктов, известных своих качеством. «Luncho» также работает на рынке уже много лет, предлагая широкий выбор продовольственных товаров. Однако резаное мясо «Luncho-Loaf» является первым пробным шаром компании на рынке готовых мясных изделий и спустя два года после своего появления, только начало приносить прибыль. Упаковка двух продуктов различается, и, по-видимому, они относятся к двум разным сегментам пищевого рынка. Компания «Luncho» ежегодно тратила около $ 20 млн на рекламу нового продукта.
«Crunchy» узнала об использовании компанией «Luncho» фразы «Выбор вашей семьи на ланч» и посчитала, что этот слоган чересчур напоминает ее собственное давнее изобретение: «Ваш лучший выбор на завтрак». Объем продаж завтраков «Crunchy-Wunchy» за последние два года возрос, продолжив предшествующую тенденцию к росту. «Crunchy» поручила эксперту изучить степень смешения, присутствующую на рынке. Как показал опрос, некоторое количество покупателей полагает, что «Luncho-Loaf» является продуктом компании «Crunchy».
Что делать эксперту, пытающемуся определить денежную компенсацию, в подобных случаях? В голову сразу приходит несколько ответов:
  • оценка денежной компенсации истцу в размере 25 % рекламного бюджета ответчика ($ 5 млн) на нейтрализующую рекламу;
  • оценка денежной компенсации истцу в размере валовой прибыли «Luncho» $ 25 млн1 (даже если компания не имеет чистого дохода);
  • оценка денежной компенсации в пользу истца в размере 5 % объема продаж в $ 50 млн (т. е. $ 2,5 млн).
Согласно этому сценарию, суду приходится выбирать в интервале между $ 2,5 млн и $ 25 млн. Сам по себе этот диапазон говорит о сложности количественной оценки компенсации. Кроме того, можно ли назвать любую из этих оценок справедливой?
  • собирается ли истец проводить какие-либо корректирующие рекламные мероприятия? Вполне возможно, что корректирующие действия могут только усугубить смешение.
  • выплата компенсации в размере $ 25 млн валовой прибыли способна погубить весь товарный ряд «Luncho». Кроме того, эта мера предполагает, что весь объем продаж «Luncho» обязан своим появлением «безбилетному» использованию вторичного товарного знака компании «Crunchy». Является ли это разумным или хотя бы правдоподобным предположением?
  • 5 % роялти на основе рыночных ставок, вероятно, имели бы смысл, если бы речь шла о трансакции с полноценными товарными знаками, а не о второстепенном слогане. Действительно ли эта величина применима к этой ситуации?
Мы должны задаться вопросом о том, должен ли эксперт предоставлять суду целый набор всевозможных оценок, основанных на различных теориях, или же лучше было высказать свое мнение о наиболее уместном подходе в данной ситуации?
Наконец, самый важный вопрос: следует ли выносить решение о компенсации до того, как выяснено само по себе наличие какого-либо ущерба? Эксперту, которому поручено количественно оценить компенсацию, приходится изначально предполагать, что какой-либо вред в любом случае имел место. От эксперта со стороны истца ожидается, что он будет настаивать на максимальных оценках ущерба (возможно, на основе анализа смешения, для проведения которого у него не хватает компетенции), что приведет к максимальной оценке денежной компенсации. От эксперта со стороны ответчика потребуют настаивать на отсутствии вреда — в этом случае сумма компенсации должна быть равна нулю. Какая польза суду от таких свидетельств?
Все это склоняет нас к разбиению такого судебного разбирательства на элементы. В первую очередь некто должен высказать свое мнение о величине и характере вреда, причиненного истцу. Мы не требуем точной оценки, однако нам нужно знать приблизительный порядок и «направление» этого ущерба (так метеорологи по стрелкам определяют силу и направление ветра). Если истцу не было нанесено прямого вреда, денежная компенсация должна основываться на прибыли ответчика. Процесс можно облегчить, поразмыслив над следующими вопросами:
  • истец потерял в объемах продаж, что может быть обусловлено нарушением исключительных прав;
  • ответчик не достиг бы фактического уровня продаж (или достиг бы его не так быстро), если бы не влияние незаконно используемого товарного знака;
  • среди потребителей существует та или иная степень смешения… или истец получил информацию от клиентов (дистрибьюторов или розничных продавцов) о наличии смешения;
  • ответчик присвоил суть рыночной идентификации истца, противопоставив ей вторичную идентификацию;
  • истцу приходится увеличивать свой рекламный бюджет, чтобы противостоять необъяснимому снижению объемов продаж в течение периода нарушения исключительных прав;
  • истцу приходится снижать цены в течение периода нарушения исключительных прав, чтобы поддержать уровень продаж (или обеспечить их рост);
  • истец утратил отношения с дистрибьюторами или розничными торговцами в результате нарушения исключительных прав.
Ответы на эти вопросы предоставят в наше распоряжение фактическую информацию, благодаря которой диапазон возможных оценок снизится, а это уменьшит сложность выбора для суда или присяжных.
 
СОДЕРЖАНИЕ ГЛАВЫ
 
ПОДДЕЛКА
 
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО, КАСАЮЩЕЕСЯ ДЕНЕЖНОГО ВОЗМЕЩЕНИЯ
  • Прибыли ответчика
  • Затруднения с измерением прибыли
  • Ущерб, установленный истцом
СМЕШЕНИЕ (CONFUSION)
 
АНАЛИЗ РЕАЛЬНЫХ СЛУЧАЕВ
Подробнее...